«Вечерка» рассказывает о женщинах из Таджикистана, переживших насилие

Все четыре женские истории из проекта «Дом, в котором живет незабытая боль» из-за своей трагичности кажутся нереальными. Но авторы говорят, что их героини нашли в себе силы поделиться своими бедами и значит это еще не последний предел. Есть в Таджикистане женщины, которые никогда, никому и ничего уже не расскажут.

Проект «Дом, в котором живет незабытая боль» — это четыре видео истории женщин из разных регионов Таджикистана – Душанбе, Хатлонской и Согдийской областей и ГБАО. Все четыре героини несчастливы по своему, но все они столкнулись с домашним насилием в разных его формах. Когда Гульнора Амиршоева, руководитель медиакомпании «Вечерка» выиграла с этим проектом конкурс грантов на производство отечественного контента от Internews, в её представлении идея была другой. Она вдохновлялась арт-проектом Ксении Диодоровой «Видеть сны в хиджабе». В нем через бытовые предметы о своей скрытой жизни рассказывают марокканские женщины. Например, героини Ксении показывают маленькие сандали и вспоминают о своём детстве или расписной чайник и говорят о своей семье. У Гульноры так не получилось – жизнь её героинь оказалась настолько трагичной, что в ней просто нет следов чего-то хорошего.

— Мы же всегда рассуждаем со своей позиции. Вот, у меня в доме, да и в рабочем кабинете миллион разных вещичек, которые вызывают у меня приятные воспоминания и имеют для меня ценность. И я думала, что найду такие же предметы в домах своих героинь и они расскажут через них о своей жизни. Но когда я зашла в их жилища, я увидела такое убожество, они настолько бедно живут, что показать им просто нечего, — рассказывает Гульнора.

Все четыре женщины пытались что-то найти среди своих вещей, чтобы помочь журналистам сделать так, как они задумали. Но все их платья оказались заношенными, а украшения давно распроданы. Тех мелочей, о которых говорит Гульнора, у них и вовсе никогда не было. Потому что счастья не было.

— Почти ни у кого из них нет своего жилья, они снимают комнаты, даже не квартиры. Героиня из Душанбе — Шоира снимает комнату в каких-то бараках около «Корвона». В очень тяжелых условиях она живет. Но когда мы пришли, она так суетилась, пыталась что-то на дастархан собрать. А собирать нечего. В маленькой комнатке – в одном углу вещи навалены, в другом кухонный скарб и всё, — говорит Гульнора.

Тогда авторы решили вместо дорогих сердцу предметов героинь использовать ассоциации. Проект интерактивный, в Таджикистане в таком формате журналисты еще не рассказывали важные истории. На странице специального сайта – дом, на каждую деталь можно кликнуть и перейти в специальный раздел. При клике на фонарь – информация о том, что говорит Ислам о домашнем насилии, при клике на дерево – комментарии местных экспертов. Если кликнуть на окна, то пользователь попадает в виртуальные комнаты – здесь видео истории героинь, а также различные традиционные для Таджикистана предметы – очаг, сундук, национальное платье. Все они тоже интерактивные и «рассказывают» дополнительные истории о жизни таджикской женщины. Еще здесь есть список шелтеров для жертв домашнего насилия, комментарий юриста, доклад о ситуации в Таджикистане.

— Это была очень кропотливая и долгая работа. Сайт сделан с нуля, он самописный, плюс, его нужно было переформатировать под нестрандартный формат. Времени и сил ушло много, но затраты оправданы, необычный формат привлекает внимание аудитории, я вижу, как активно пользователи делятся в соцсетях нашим проектом, — рассказывает Гульнора.

«Люди вокруг считают, что женщина сама виновата»

Из четырех женщин, только одна согласилась говорить о себе с открытым лицом, все остальные побоялись, что после публичности наживут себе новые неприятности. Для таджикистанских журналистов найти таких героинь, пусть и анонимных, уже большой успех.

— Всегда трудно найти героинь, которые будут об этом говорить откровенно, жертв тысячи, но не все решаются рассказать о своих проблемах. Есть истории хуже, когда женщины даже говорить о них не могут. Есть истории, которые заканчиваются самоубийством, и мы про них уже ничего не узнаем. Мои героини нашли в себе силы говорить, значит, это еще не самое дно,  — объясняет Гульнора.

Найти героинь команде «Вечерки» помогли несколько НПО, которые работают с этими женщинами. Активисты гарантировали, что их имена и лица не будут показаны в проекте, объяснили им важность этих интервью и только тогда женщины согласились говорить. Впрочем, Гульчехра Джураева из Согдийской области рассказала о себе, не скрывая лица. Хотя в её истории кроме избиений мужа, издевательств его родственников, детей с инвалидностью и предательства со стороны своих родных, есть и честный рассказ о том, как ей пришлось стать работницей коммерческого секса.

— Гульчехра была очень решительно настроена рассказать всю правду о себе. Она говорила, что после всех своих бед и унижений она уже ничего не боится и хочет рассказать всё так, как и было, — объясняет Гульнора.

Причинами большей части бед, которые выпали на долю всех четырех женщин, стали родственники со стороны мужа. Прежде всего, их свекрови. Как правило, жизнь молодой женщины, которая пришла в новую семью, в Таджикистане зависит от того понравится ли она матери своего мужа. Например, Дильбар из Хатлонской области, которую выдали замуж сразу после девятого класса, своей свекрови чем-то не угодила.

— У Дильбар страшная история, мало того, что родственники мужа над ней издеваются, так её не поддерживают родные братья и даже родные дети. Когда мы были у них дома младшая дочь Дильбар, первоклассница мне говорит, мол, ты привезешь моего папу? Я ей сказала, ты про маму свою сначала подумай. Отец постоянно унижает, избивает их мать. Старшая дочь угрожала ей, что покончит с собой, если она разведется с отцом. Когда родственники отца приходят бить их мать, они не вмешиваются, это ужас какой-то, — возмущается Гульнора.   

Не поддерживают Дильбар и сотрудники милиции, после очередного избиения она обращалась к ним с заявлением, но её проигнорировали. Несмотря на то, что с 2013 года в Таджикистане существует закон «О предупреждении насилия в семье», сотрудники правоохранительных органов неохотно вмешиваются в семейные дела, а общество жертв домашнего насилия осуждает.

— Люди вокруг считают, что женщина сама виновата, если она не может угодить родственникам мужа и ему самому. От женщины требуют круглосуточного обслуживания всей семьи, беспрекословного подчинения и всё время ссылаются на Коран. Но ничему подобному религия не учит – сын должен заботиться о своих родителях, но не его жена, — говорит Гульнора.

Еще одна причина по которой женщины в Таджикистане оказываются в безвыходном положении связана с постоянными запретами на учебу и работу со стороны родственников. Например, Гульчехра, которой потом пришлось стать работницей коммерческого секса, сначала пыталась заниматься мелким бизнесом, но свекровь этого сделать не позволила.

— А вот Умеда из Дарваза успела получит до замужества образование, ей всего 32 года, она работает сутками напролет – днем в институте, ночью шьет платья, но рада тому, что не зависит от мужа. Он находится в трудовой миграции в России, толком никогда не выслылал ей деньги, а если высылал, то требовал отчитываться за каждую копейку. В Таджикистане это тоже очень распространенное явление, — объясняет Гульнора.

Чтобы собрать все эти актуальные истории в один проект у команды «Вечерки» ушло три месяца. Сейчас этот проект постоянно мелькает в лентах социальных сетей таджикистанцев: люди делятся историями Шоиры, Гульчехры, Дильбар и Умеды и узнают в них своих собственных знакомых и родственниц. Ведь по статистике в Таджикистане каждая третья женщина подвергается домашнему насилию.

Этот проект проводится в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID). Подробнее о Центральноазиатской программе MediaCAMP читайте, пожалуйста, здесь. Подробнее об организации: Internews: в мире, Internews в Таджикистане.

Добавить комментарий