#Вчемсиласестра: как женщины в Таджикистане стали говорить на серьезные темы

«Я изначально видела этот проект так: известные женщины отвечают на серьезные вопросы, но мне говорили: «слушай, ну, это же для женщин, давай, вы будете говорить о еде, о детях. Мне эта идея не понравилась», — рассказывает журналистка Махпора Киромова, ведущая проекта «В чём сила, сестра?», который выходит на сайте медиа-группы «Азия-Плюс» с ноября прошлого года.  

Махпора Киромова в течение всей своей журналисткой карьеры всегда оставалась за кадром: сначала писала тексты для газет и онлайн-изданий, потом вела популярный видео проект «Салом, соседи», но в качестве продюсера. Она вспоминает, что когда на факультете журналистики студентов попросили выбрать между электронными и печатными СМИ, она выбрала последние только, чтобы не попасть в кадр. Поэтому, когда медиа-группа «Азия-Плюс» выиграла конкурс идей на производство отечественного контента от Internews Tajikistan с проектом «В чём сила, сестра?» (это серия видео интервью), и начались поиски ведущей среди сотрудников, Махпора свою кандидатуру просила даже не рассматривать. Но именно она идеально подходила на эту роль – Махпора профессиональная и, что немаловажно — идейная журналистка, у неё есть опыт работы с видео контентом и, наконец, она просто очень красивая. Аргументы коллег в итоге подействовали, и теперь Махпора записывает уже пятое интервью для проекта, хотя признаётся, что до сих пор чувствует себя перед камерой некомфортно.

— Это мой первый опыт работы перед камерой и, если честно, мне очень сложно, камера меня пугает. Я стараюсь забывать, что здесь есть Парвиз (оператор – прим.ред.), три камеры, свет, я стараюсь переключиться на героинь, но не всегда удаётся, — рассказывает Махпора.

Махпора Киромова

Сегодня у неё в гостях известная таджикская правозащитница Нигина Бахриева, директор общественного фонда Nota Bene, которая на протяжении многих лет с самых высоких международных трибун рассказывает о практике применения пыток в Таджикистане. Интервью записывают в кабинете главного редактора медиа-группы «Азия-Плюс» и, чтобы превратить его в «студию» Махпоре вместе с коллегами пришлось перевернуть здесь всё вверх дном.

— Мы пытались записывать интервью в мебельных салонах, чтобы наладить партнерские отношения, и потому что там красиво, но это была жесть – к нам на «съемочную площадку» приходили покупатели мебели, интересовались ценами на товар, потом просились остаться в качестве зрителей, поэтому мы решили снимать интервью дома, в смысле – у шефа в кабинете, так спокойнее. А своей студии у нас пока нет, — рассказывает Махпора.

«Мне часто напоминают, что я должна хотеть чего-нибудь чуть меньше, чем мужчина»

Перед интервью Махпора предупреждает Нигину, что будет задавать в том числе и личные вопросы, которые на деле оказываются посвящены запрету на въезд в Кыргызстан – правозащитница получает его уже во второй раз и объясняет, что это связано с её профессиональной деятельностью. В их разговоре случайно всплывает история о том, что Нигину часто пытаются поддеть тем, что она незамужем, мол, вышла бы замуж, и не было бы дела до пыток в тюрьмах. Махпора спрашивает её о том, с какими ещё трудностями сталкивается правозащитница в Таджикистане, которая работает по такому серьезному направлению, и Нигина последним пунктом снова называет гендерный аспект.

— Неужели, вы за 20 лет не доказали своей деятельностью профессионализм? – Спрашивает Махпора.

— Думаю, что доказала, но на важных переговорах мужчины, как правило, лучше воспринимают мужчин, а не женщин, — отвечает Нигина.

Уже после интервью Махпора и сама признаётся, что нередко сталкивается с бытовым сексизмом.

Нигина Бахриева

— Мне часто напоминают, что я должна хотеть чего-нибудь чуть меньше, чем мужчина. Смотри, я семь лет в журналистике, плавно переходила с одного на другое: сначала писала тексты, потом решила, что хочу заняться видео, сейчас меня тянет в документалистику и мне кажется, что у меня получится, но люди вокруг говорят: «Может хватит? Ты уже мать троих детей, тебе уже 32». Хотя мне кажется, что в 32 желания у женщины только начинаются, а мне говорят: «остепенись», — рассказывает Махпора.

Она вспоминает, что кроме боязни работать перед камерой, она отказывалась быть ведущей проекта «В чём сила, сестра?» и еще по одной причине.

— Я изначально видела этот проект так: известные женщины отвечают на серьезные вопросы, но мне говорили: «слушай, ну, это же для женщин, давай, вы будете говорить о еде, о детях». Мне эта идея не понравилась. Меня она даже оскорбила. И я тогда сказала: «Слушайте, а давайте, когда будем брать интервью у мужчин будем говорить только про плов, футбол и секс». К счастью, автор проекта Зебо Таджибаева меня поддержала, и проект стал выходить в том виде, в котором ты его теперь смотришь, — говорит Махпора.

Отказываются от интервью по двум причинам

Изначально основной площадкой для публикации проекта «В чём сила, сестра?» в редакции видели канал медиа-группы «Азия-Плюс» в YouTube. Однако, Махпора считает, что на практике стало понятно, что в большей степени он подходит для Фейсбука.

— Мы хотели с помощью этого проекта развивать свой канал на Ютуб, но 90 % аудитории здесь – это мужчины, трудовые мигранты, которые проживают в России, и которым эта тематика не особенно интересна. Другое дело Фейсбук, например, наша история про Мисколу Абдуллаеву, набрала в Фейсбуке 130 тысяч просмотров, более 200 комментариев. Вовлеченность очень большая, люди активно обсуждают, оставляют комментарии по делу, а Ютубе комментаторы только матерятся, мол, зачем она в такой юбке пришла, лучше бы молчала, — объясняет Махпора.

Кстати, негативные комментарии в социальных сетях – одна из проблем, с которыми сталкиваются создатели проекта. Например, знаменитая таджикская поэтесса Гульрухсор Сафиева, которую Махпора пригласила к себе в очередную передачу, от участия отказалась именно по этой причине.

— Не так давно Гульрухсор справляла, кажется, свой 72-й день рождения, и журналисты написали об этом небольшое сообщение, под которым комментаторы оставили столько негатива, что поэтесса сказала, что не готова столкнуться с этим ещё раз. А ведь она очень интересная личность, с таким бэкраундом, с ней было бы о чем поговорить. Гульнора Амиршоева столкнулась с таким же шквалом негатива, но она сильная, она сказала мне, мол, не в первый раз, пусть болтают. Хотя я сама тоже с трудом переживаю всю эту «критику», я просто не читаю комментарии, чтобы не впасть в депрессию и не отказаться от журналистики. Особенно, когда начинают писать гадости про моих героинь, ладно, про меня. Если вижу, что в комментариях начинается типа, «да, кто она такая», «да, как она оделась», я не могу это читать, — признаётся Махпора.

Махпора и Нигина

Героиня, о которой в проекте мечтают – это самая яркая, современная таджикская эстрадная исполнительница Шабнами Сураё, у которой армия поклонников, такая же армия хейтеров и которая известна таджикским журналистам своими искренними ответами во время интервью. Впрочем, с прессой Шабнам давно не общается и Махпора говорит, что держит с ней одностороннюю связь.

— Я перебрала уже всех знакомых, которые знают Шабнам, просила передать ей приглашение на интервью, но никакого ответа не получила. Хотя очень хотела бы провести с ней интервью на таджикском языке, поговорить с ней о чем-то важном и задать главный вопрос: «В чем сила, сестра?», — говорит Махпора.

Этим вопросом она заканчивает каждое своё интервью, и получает совсем разные ответы. «В последовательности», — ответила ей Нигина Бахриева, которая 20 лет критикует правоохранительные органы Таджикистана за применение пыток, «Во внутреннем стержне», — сказала Мискола Абдуллоева, которой пришлось закрыть свой любимый бизнес, «В силе духа», — объяснила Гульнора Амиршоева, которая подняла в Таджикистане движение против жестокого обращения с животными, «В любви к Родине», — сказала Парвина Ибодова, которая пытается улучшить инвестиционный климат на телекомуникацинном рынке,  «Во мне и в моей семье», — ответила Махпоре Ольга Тутубалина, которой присудили большой денежный штраф за частное мнение, опубликованное в газете.

Целью конкурса Internews, победителем которого стал проект «В чем сила, сестра?» является поддержка качественного контента в Таджикистане: телевизионных программ, специальных репортажей, документальных фильмов, журналистских расследований и других проектов. В первом конкурсе принял участие 31 проект; пять из них, в том числе и проект Махпоры, стали победителями. Во втором конкурсе приняли участие 64 заявки, победители будут объявлены в ближайшее время. Всего таких конкурсов будет пять. Они проходят в рамках центральноазиатской программы MediaCAMP при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID).

3 thoughts on “#Вчемсиласестра: как женщины в Таджикистане стали говорить на серьезные темы

  1. Я знаю журналиста из Таджикистана. Зульфия Голубова. Она также пишет на очень серьезные темы.

  2. Идите за своей мечтой. Делайте что задумали. Никого не слушаете!!! Такте как вы помогут всем женщинам понять что они на все способны, если перебороть свои внутренние страхи и неуверенность! Дерзайте, вы сможете!

Добавить комментарий